“Нельзя допускать усиление военной риторики”

Али Абасов с сыном. Photo: ©Lisa Westphal

Али Абасов с сыном. Photo: ©Lisa Westphal

Почему Нагорный Карабах имеет большое значение для Азербайджанского народа?

Нагорный Карабах никогда не входил в состав какого-либо армянского государства, он, как азербайджанское ханство, входил полностью или частично в Иран, был оккупирован Российской империей как азербайджанское ханство. Между азербайджанскими ханствами и Россией был подписан ряд договоров, как и с Грузией «о покровительстве», нет ни одного такого договора между Россией и каким-либо армянским государством на Кавказе. Исторически Карабах является одним из главных центров культурного, художественного, литературного и музыкального развития Азербайджана, отсюда родом многие выдающиеся деятели политики и культуры.

В чём на ваш взгляд лежит главная причина конфликта?

История показывает, что конфликт (хотя и имел реальные причины противостояния, характерные для всех народов, черезполосно проживающих в одном регионе) связаны с политикой центральной власти (в нашем случае оккупационной, царской России), заинтересованной в порядке в годы стабильности и стремящейся развязать столкновения в годы нестабильности, что бы удерживать регион в подчинении. Со временем в возникший конфликт включились внешние силы (государства), имеющие свои интересы в регионе, или заинтересованные в ослаблении России. Непосредственные разжигатели конфликта – национально-патриотически (и даже шовенистически) настроенные представители интеллигенции.

Как вы считаете, возможно ли решить этот конфликт? Каким образом?

Ни один этнический конфликт в мире никогда не был решен. Возможны варианты изменения геополитической ситуации, когда конфликтующие страны окажутся в едином геополитическом пространстве, как это было в СССР; второй вариант – война в регионе, например, Запада против Ирана; третий вариант – вступление стран-конкурентов в Евросоюз; четвертый – компромисс сторон.

Где Азербаиджан мог бы пойти на встречу Армении? А где Армения могла бы пойти на встречу Азербаиджану?

Прежде всего, Азербайджан отказывается от военной риторики и угрозы начать войну, Армения перестает апеллировать к итогам войны, утверждая, что ее результаты не подлежат ревизии. Это начальное условие всех возможных успешных переговоров, формирующее доверие между сторонами.

Какие действия в этом конфликте вы оцениваете критично?

Нельзя было допустить разрастания конфликта из локального в региональный, а затем и в международный. Нужно на каком-то уровне начать переговоры с де-факто властями Нагорного Карабаха. Нельзя допускать усиление военной риторики и языка угроз.

Как вы оцениваете отношения между правительствами Армении и Нагорного Карабаха? А как отношения между обычными людьми?

Пока во власти в Армении находятся выходцы из Карабаха эти отношения в целом носят нормальный характер – Армения – донор Нагорного Карабаха по всем направлениям. Но такая ситуация может измениться вместе со сменой власти в Армении.

Как вы себе представляете дальнейшую судьбу Азербаиджанских беженцев?

Азербайджанские беженцы – выходцы из Армении, скорее всего, они никогда не вернутся в места своего прежнего проживания, если между Арменией и Азербайджаном не будет достигнуто соглашение по этому вопросу после подписания мирного договора.

Kак вы пережили демонстрации тысяча девятсот восемдесят восмого года? Pасскажите о ваших впечатлениях.

Современным молодым людям трудно понять, какой страх испытывал советский человек перед властью, которая запрещала любые самостоятельные действия в обществе. Мы все ожидали, что митинги должны были закончиться репрессиями, так и случилось в январе 1990 года, когда советские войска расстреливали на улицах Баку мирных людей. После этого стало совершенно очевидно, что СССР распадется, и республики получат независимость. Сами митинги порождали двойственное ощущение, было понятно, что за ними стоят как сторонники независимости, так и представители КГБ.

Kакую роль играют внешние силы в этом конфликте?

Все внешние силы стараются в первую очередь продвигать собственные интересы в регионе, а они не совпадают между собой и с интересами конфликтующих стран, поэтому в таких условиях посредники заинтересованы в сохранении статуса кво.

Интервью записала Лина Фершвеле.