Назад к истокам? Молодые люди из армянской диаспоры следуют по стопам своих предков

3

С волонтерами Гаро (справа с барабаном), Севаном (в середине с гитарой) и Аланой (в середине сверху) в Шуши. Photo: ©Paul Toetzke

Об армянской диаспоре, её необычайной величине, а также ключевой роли в развитии Армении и Нагорного Карабаха мы уже многое слышали в Германии. Часто речь заходила и о проблеме «утечки мозгов». Особенно акутально это для Нагорного Карабаха – эмиграция высококвалифицированных кадров заграницу буквально выжала из этого армянского анклава все соки. В первую очередь хорошо образованная молодежь в большом количестве уезжает или в Ереван, столицу Армении, или же еще дальше.

На что мы никак не рассчитывали, так это на то, что есть движение и в обратную сторону. В Нагорный Карабах приезжают молодые волонтеры со всего света. Организация Birthright Armenia, созданная в 2003 году состоятельной армянской эмигранткой Эдель Овананян и привлекающая к своей деятельности внимание в интернете слоганом «Вдохновляя новое поколение», предоставляет молодым людям армянского происхождения финансовую поддержку для прохождения волонтариата в Армении в течение нескольких месяцев. С весны этого года волонтеры также могут приезжать в Нагорный Карабах.

«Миссия Birthright Armenia заключается в укреплении связи между Родиной и молодежью в Диаспоре. Мы стремимся создать новое поколение лидеров в Диаспоре, которое будет активно участвовать в жизни своих общин и в развитии Армении. Для этого мы предоставляем молодым армянам возможность быть частью повседневной жизни в Армении и внести свой вклад в развитие страны через профессиональную деятельность, в обучении и волонтерстве, чтобы они смогли сформировать персональные контакты, которые будут работать на протяжении жизни и приобрели новое чувство армянской идентичности.»[1]

В первый раз мы встречаем много волнтеров в маленьком селе Нор Марага недалеко от города Степанакерт. Почти все они приехали сюда с организованной Birthright экскурсией в честь дня памяти жертв резни в Мараге. Гаро, 32-летний финансовый эксперт из Аммана, Иордании, переводит нам смысл того, что говорится с трибуны. Алана (29), родом из Чикаго, также хотела бы переводить, но еще не очень уверена в своих знаниях армянского языка. Как и многие другие волонтеры от Birthright, она получила первые знания армянского на месте, в рамках обязательного языкового курса. Правда, Алана помогает нам совершенно в другом вопросе: она спонтанно предлагает нам остаться ночевать три следующих дня в ее квартире в близлежащем городе Шуши. Как правило, волнтеры живут в местных семьях, готовых их принять. Алана же предпочла во время своего одномесячного «пионерского пребывания» – на данный момент волонтеры «тестируют» возможность регулярной отправки добровольцев в Нагорный Карабах в будущем – жить одна, чтобы иметь немного больше личного пространста.

Алана идет своим путем

Алана всегда идет своим путем, в независимости от того, в какой точке мира она находится. Получив диплом Академии искусств в Бостоне, штат Массачусетс, она сначала начала работать в галерее современного искусства, а потом на несколько месяцев уехала в Индию. Последние три года она преподавала искусство в школе Хигаши – школе для детей с аутизмом. Это была отрадная, но одновременно с этим и изматывающая работа, отдохнуть от которой она пыталась во время своих экзотических отпусков. Правда, в Армении, на родине ее дедушки, она ни разу не была. До тех пор, пока не услышала от одной подруги про организацию Birthright Armenia и не решила, что «это был самый лучший способ, чтобы вылезти из того зыбучего песка, в котором я, как мне казалось, застряла, и чтобы иметь возможность регулярно уезжать из США».

Алана подходила под все критерии отбора: она с радостью была готова провести как минимум 6 недель в Армении, попадала в возрастную группу от 20 до 32 лет, а также могла предъявить аттестат об окончании средней школы. Подтверждать тот факт, что она покинула Армению до достижения 12-летнего возраста, не было необходимости – у Аланы никогда не было армянского гражданства. И самое основное: предъявив свидетельство о рождении своего дедушки, она смогла подтвердить, что является армянкой на одну четверть.

Не прошло и пяти месяцев после удачной подачи заявления, как Алана уже была на пути в неизвестность. С билетом в один конец и всего лишь одним чемоданом она прилетела в Ереван. Исходя из ее опыта работы, она была направлена в Международный центр развития ребенка (ICDC) – школу для детей с аутизмом, и в Армянский центр экспериментального современного искусства (NPAK/ACCEA). «Точное попадание», говорит Алана, и светится от радости, когда рассказывает нам об одной выствке, которую она курировала в марте 2015 года, незадолго до отъезда в Нагорный Карабах. На выставке были представлены работы ее учеников-аутистов из Армении и США. Выставка вызвала большой резонанс в СМИ по всей стране, а Алана была особенно горда тем, что смогла выступить против широко распространенной в Армении стигматизации людей с аутизмом и донести до понимания общеста важность особого педагогического подхода к детям-аутистам. Это была кульминация ее первой половины года в Ереване. Настало время пережить небольшое приключение: Алана в числе семи добровольцев вызвалась месяц проработать в Нагорном Карабахе. До этого она уже была там один раз и замечательно провела это время. При этом, ее мотивация никак не зависела ни от исторического значения анклава для армян и азербайджанцев, ни от до сих пор не угасшей войны с Азербайджаном, ни от затруднительного социально-экономического состояния региона – всего того, что привлекло наше внимание к Нагорному Карабаху, и что является главными причинами эмиграции большой части местного населения.

Севан в заблуждении, или новые тона в Шуши

На маршрутке мы приезжаем в расположенный в 10 километрах от Степанакерта город Шуши в начале последней недели волонтариата Аланы. Скоро она вернется обратно в Ереван, а оттуда – новая идея Аланы – она скорее всего поедет преподавать искусство в Китай. Бойкая американка отождествляет свою жизнь в первую очередь с путешествиями и своей работой. Она сближается с каждым новом местом через эмоции и настроение, которые оно в ней пробуждает. Также было и с Нагорным Карабахом. «Я чувствовала, как Шуши прорастает внутри меня подобно плющу, который размеренно разрастался на руинах около моего дома.» В случае Аланы, ее армянское происхождение стало предпосылкой для осуществления некоторых ее идей, но никак не ее призванием. В коллективной памяти многих жителей Нагорного Карабаха Шуши олицетворяет колыбель армянской культуры. Также и для многих азербайджанцев этот город имеет огромное историческое значение. Оценить всю значимость этого места сразу по приезду нам не удается – весь город окутан густым туманом, в котором невозможно разглядеть ни здания, ни людей.

Следующие же три дня проходят неожиданно ярко: кроме Аланы и Гаро мы встречаем Севана из США и других волонтеров из Аргентины и Ливана. Мы вместе едим, играем в карты, исследуем город и узнаем его во всей его символичности. При этом на каждом углу и в каждой истории мы сталкиваемся с противоречиями. Мы пытаемся их понять, но многое все равно остается для нас непостижимым. Севан, солнечный мальчик из Калифорнии, похоже, чувствует себя так же как и мы. О кровавой истории Артсаха, как в армянском языке называется Нагорный Карабах, он мало чего знает. Когда мы встречаем его, он на время освобожден от своих обязанностей из-за нарушения правил (поговаривают, что он пару раз хлебнул лишнего) и использует это время для того, чтобы попутешествовать по Армении и увидеть повседневную жизнь страны за пределами ее столицы:

«Если ты окружаешь себя лишь выходцами из диаспоры, ты упускаешь огромную часть того, что является настоящей Арменией. Люди, у которых нет денег, живут трудной жизнью. Ереван – прекрасный город, шаг на пути к модернизации, но остальная часть страны находится далеко позади столичного уровня.»

США он покинул так же, как и Алана. Севан оставил свою веселую жизнь в Портленде, штат Орегон, свою работу в специализирующейся на печати эксклюзивных винных этикеток типографии, своих друзей и свою семью на неопределенное время. Тем не менее, его мотивация приехать в Ереван по программе Birthright, по его словам, была обусловлена как раз его жизненными обстоятельствами. Севан вырос в армяно-американской семье и всегда чувствовал, что не может наладить настоящий контакт с родственниками со стороны отца из-за примитивного знания армянского языка. Предполагаемая скорая кончина его бабушки, которая даже после нескольких десятилетий, проведенных в США, говорит исключительно на армянском, стала главной причиной его решения уехать в Армению. Здесь он хотел больше узнать о своем языке и культуре. В начале путешествия основной целью Севана было расширение собственного горизонта. Он хотел иметь возможность слушать рассказы своей бабушки и в будущем рассказывать своим детям собственные истории про страну, в которой родился его отец.

Несмотря на то, что Севан на данный момент уже окончательно покинул организацию Birthright, сегодня, после 9 месяцев в Армении, его жизнь можно назвать удачным примером осуществления миссии этой организации. Вернувшись в Ереван, он занялся развитием собственного маленького предприятия в области разведения плодовых деревьев, которое должно принести стабильный заработок местному населению. Его планы еще не очень четки, но, когда он о них рассказывает, не возникает сомнений в том, что за время своего пребывания в Армении он развил очень тесную личную связь с этой страной. «Армения приобрела независимость относительно недавно. Она прошла долгий путь, и такой же долгий путь ей предстоит еще пройти. И я надеюсь помочь ей в этом всем, чем смогу!».

Новый сотрудник в министерстве культуры

Жизнь Гаро, финансового эксперта из Иордании, напротив, уже долгое время связана с армянскими традициями. Во многом он кажется прямой противоположностью Севана. И не только потому, что во время музыкального вечера в квартире Аланы он вызывает восторг присутствующих исполнением народных армянских песен. Гаро говорит на двух языках (армянском и арабском), правоверный христианин и уверен в том, что преображает свою жизнь в соответствии с предопределенной для него Богом судьбой. В Аммане, кроме работы в финансовом отделе одного предприятия, он каждый вечер зарабатывал еще игрой на аккордеоне, пианино и пением. Когда Гаро понял, что буквально сгорает на работе, он предпринял экстренные меры и подал заявку на участие в программе Birthright. К тому моменту, как организация прислала ему положительный ответ, Гаро уже составил 10 бзнес-планов с идеями того, как он мог бы в профессиональном смысле реализоваться в Армении после окончания волонтариата. Когда мы встречаемся с ним, он рассказывает нам о своей последней идее – остаться в Нагорном Карабахе и помогать местным жителям, которые, по его словам, являются необычайно одаренными людьми и храбро справляются со всеми трудностями и страданиями, которые принесла в их жизнь война. «Я приехал сюда потому, что хотел найти настоящую цель жизни, а не провести ее за экраном компьютера в виртуальном мире, созданным человеком для того, чтобы сделать богатого еще богаче.» На данный момент Гаро получил должность в министерстве культуры Нагорного Карабаха.

В поиске

Несмотря на все различия, у Аланы, Севана и Гаро есть одна общая черта, которая объединяет не только их, но и всех волонтеров друг с другом: еще до отъезда в Армению они порвали со своим прошлым в стране своей диаспоры. Понятие «побег» для этого не совсем уместно, больше подходит слово «поиск». Те волонетры, с которыми мы познакомились, находятся в поиске, помощь в котором им оказывает организация Birthright Armenia. Куда же потом приведет этот поиск – неизвестно. Сложно представить себе, что все выполнят миссию Birthright, займут высокие должности, будут использовать приобретенный ими опыт в локальных общинах по всему миру и внесут свой вклад в долгосрочное развитие более тесных отношений между армянской диаспорой и Арменией. Также неясно, насколько работа Аланы, Севана и Гаро вдохновит армянскую молодежь на то, чтобы осознанно и с полной отдачей занять ключевую позицию в процессе развития Армении. И главное – не покинуть страну, решившись начать все с чистого листа и отправившись искать свое счастье вдалеке от родной страны.

[1] Эта цитата и дальнейшая информация об организации Birthright Armenia доступны на сайте http://www.birthrightarmenia.org/en/