Житель Нагорного Карабаха на международной сцене

Встреча в Степанакерте, апрель 2015.

Нас точно правильно понял таксист? Несмотря на плотный туман, окутавший этим апрельским утром Степанкерт, он не мог проехать мимо. В конце концов, он знает улицы столицы самопровозглашенной республики Нагорный Карабах как свои пять пальцев. Но все-таки мы сомневаемся, когда подъезжаем на такси и выходим к заросшей виноградом медной двери: “Вот, пресс-центр”. Здесь нам хочет дать интервью Масис Маилян, председатель Общественного Совета по международным отношениям и безопасности. Только когда открылась дверь в дом и молодой мужчина – один из трех членов редколлегии пресс-центра – с улыбкой приглашает нас внутрь, мы понимаем, что пришли правильно.

Варившийся кофе в маленьком кофейнике, в Германии более известній как турецкий мокко, а в Степанакерте типичный армянский напиток, как раз готов, когда Масис Маилян появляется в дверях.

Масис Маилян – уроженец Нагорного Карабаха. Свою родословную он может проследить до 17 столетия. Масис Маилян родился в 1967 году в Степанокерте, ходил в русскую школу и, после двухлетней военной службы в Грузии в рядах Советской Армии (1986-1988), изучал физику и математику в Государственном педагогическом институте Степанокерта, который после провозглашения независимости Нагорного Карабха в 1994 году стал Архацким государственным университетом. В то время Маилян уже вернулся из армянской столицы, Еревана, где он повышал квалификацию в области социальной психологии. В 1998 году он опять покидат родину, чтобы в течении года посещать Дипломатическую академию в Вене. Но он опять возвращается в Нагорный Карабах. Здесь он получил от президента ранг чрезвычайного уполномоченного (Envoy Extraordinary) – по званию посла наивысшего ранга, которое может получить служащий диломатической службы.

Сегодня Масис Маилян – видный политический эксперт, но не классический дипломат. В качестве председателя расположенного в Степанакерте неправительственного аналитического центра Общественного совета по международным отношениям и безопасности он содействует разрешению конфликта в Нагорном Карабахе с другими “ведущими лицами гражданского общества и экспертами”. В Совет, представляющий интересы Нагорного Карабаха, входят семь постоянных преставителей, ассоциируют себя же с ним – намного больше. Среди них особенно много армян, которые живут в Армении или в больших армянских диаспорах. Работа проходит хорошо – Маилян может положиться на большую команду, в которую входят также эксперты из России, США и ЕС. Он явно доволен, что в таком формате можно представлять и обсуждать вопросы де-факто республики, а также хоть немного, но содействовать реализации планов. Так было не всегда.

Масис Маилян с 2001 по 2007 год был заместителем министра иностраннх дел. Официальное лицо международно-непризнанной республики, которому отказывалось не только в официальных приемах, но и в доступе ко многим международным форматамобщения.

“When you are an official of a non-recognized country, many doors are closed. But if you are an independent expert, they suddenly open internationally.“ “Если ты представитель непризнанной республики, то многие двери для тебя закрыты. Но если ты независимый эксперт, они мгновенно открываются по всему миру”.

Но он до сих пор верит, что сможет как-то влиять и как политик. В 2007 году он выдвинул свою кандидатуру на пост президента как беспартийный – и стал вторым из пяти кандидатов. Но этого ему было недостаточно, так нельзя было бы существенно улучшить ситуацию в Нагорном Карабахе. Пришло время для изменения курса. Маилян ушел из политики и стал заниматься политическим анализом и консультированием в негосударственной сфере.

Дипломат на необычном пути. План сработал: уже скоро Маилян начал получать приглашения из-за границы. Не без гордости перечисляет он именитые организации: Совет по стратегически и международным исследованиям, США (Center for Strategic and International Studies, USA), Фонд Карнеги за Междунардный Мир, Великобритания (Carnegie Endowment for International Peace, GB), Брукингский институт, США (Brookings Institution, USA), Колумбийский университет, США (Columbia University, USA), Оксфордский университет, Великобритания (Oxford University, GB), Кэмбриджский универиситет, Великобритания (Cambridge University, GB), Кавказский институт (Caucasus Institute), Фонд Евразийского Сотрудничества (Eurasia Partnership Foundation) и т. д. Милян рассматривает возможность там выступать или публиковаться как признание его общественной деятельности в интересах непризнанной республики.

Ученые с понятной миссией – так он и определяет участие членов Общественного Совета по международным отношениям и безопасности в одном исследовательском проекте о внутригосударственных конфликтах в других регионах мира, финансируемый ЕС. В этом проекте участвуют как армяне, так и азербайджанцы. Уже в 2003 году британская организация NROs Alert, Conciliation Resources и Лондонская информационная сеть по вопросам конфликтов и государственного строительства (London Information Network on Conflicts and State Building (LINKS)) создали консорциум под патронатом ЕС. В сотрудничестве с местными активистами этот консорциум должен поддерживать мирный процесс в Нагорном Карабахе.

Яркий контраст между возможностями политика и ученого, который показал здесь Маилян, не такой, как описание отдельной судьбы. Составление международных форматов, которые должны урегулировать конфликт, не оставляет места для официальных представителей из Нагорного Карабаха. Конфликт рассматривается как межгосударственное дело между Арменией и Азербайджаном, республика Нагорный Карабах не имеет право участия в принятии решения. Если, на первый взгляд, эта ситуация может показаться абсурдной, то на второй становятся видны дипломатические причины, по которым включение Нагорного Карабаха в переговорный процес выглядят необдуманно. Со стороны Азербайджана такой шаг означал бы уравнивание с международно-признанным сообществом государств. Абсолютное табу. И дилемма, которая аннулирует “официальную” дипломатию республики и доводит ситуацию до абсурда.

Другая сторона одной медали, как говорит Маилян, которая объясняет внешнеполитическое бессилие правящей элиты Нагорного Карабаха, – это отсутствие сильного голоса республики в международных СМИ. Весь конфликт почти неизвестен за пределами Закавказья. Те несколько докладов, которые можно прочитать, выходят, практически без исключений, из-под пера иностранных журналистов, которые симпатизируют либо армянской, либо азербайджанской стороне, при этом ни разу не побывав в Нагорном Карабахе. некоторые СМИ стараются альтернативно показать воображаемую объективную сторону. Но это все теряется в абстрактных, далеких от реальности вариантах решения.

Маилян хочет поменять и эту ситуацию своей работой от имени Совета. Тесное сотрудничество состоит из его неправительственного аналитического центра и считающегося независимым пресс-центра Нагорного Карабаха. Рабочие помещения разделены: редакция пресс-центра одновременно и главный штаб аналитического центра. Кром етого, президент пресс-центра, Гегам Багдасарян, – близкий друг Масиса и член правления центра. Выигрышная ситуация для обеих сторон. В настоящее время в единственном СМИ пресс-центра, в журнале Аналитикон, регулярно публикуются статьи членов и партнеров центра. Таким образом, имена местных авторов можно часто найти рядом с именами международно-известных ученых. Особенность этого журнала в том, что это „the only magazine in the South Caucasus region where you can find articles from [the] other side.“ (“единственный журнал в Закавказье, где вы можете найти статьи из другой стороны”). Для этого в небольшом формате “Аналитикона”, в неправительственной сфере, проводится круглый стол, который никогда бы не реализовался в больших форматах разрешения конфликта, как, например, Минская группа ОБСЕ. Маилян с серьезным видом добавляет, что существование такого журнала как “Аналитикон” в Азербайджане было бы невозможным (про Армению он ничего не говорит). В Нагорном Карабахе наоборот, из-за вынужденной приостановки официальной дипломатии появились новые группы, которы совместно осуществляют проведение диалога между всеми сторонами конфликта.

„All three societies, people from Azerbaijan, Armenia and Nagorno-Karabakh, must be prepared for peace – at the same time!“ (“Все три общества, люди из Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха должны быть готовы к миру – и одновременно!”)

При всем удовлетворении от международного признания как ученого, Маилян убежден, что без активного участия людей на местах никакого успешного мирного процесса не будет. Хоть его мотивация обращена, прежде всего, на внешнеполитические цели, Маилян хочет быть успешным политически и внутри страны, достучаться до людей в собственной стране. Также и в этом аспекте ученый Масис превосходит бывшего министра: правительству годами не удавалось убедить людей из Арцаха, как жители республики сами себя называют анклавом, в необходимости содействия. Почти никто не понимал, почему нужно готовиться к миру, в то время как на другой стороне, в Азербайджане, вооружались к войне. Именно здесь работает Совет. В различных регионах республики организуются, например, дискуссии, Масис и его коллеги передают опыт и профессиональные знания в мирных стратегия решений конфликтов другим сторонам конфликта (см. проект ЕС). Масис говорит спокойно и убежденно – но в глаза бросается, что он собственные старания все время сравнивает с негативными примерами (официальной) азербайджанской стороны. Таким образом, Нагорный Карабах сам стремится к обороне. Он оправдывает поведение правительства Армении и Нагорного Карабаха и недостаточный интерес гражданского общества как реакцию на азербайджанскую пропаганду – азербайджанские школьные учебнике с бесчисленными “образами врагов” или уничижающая агрессивная риторика азербайджанского президента Ильхама Алиева. Конечно, “на другой стороне” нельзя сдержаться. Неважно, как велико собственное желание мира.

Когда мы попрощались с Масис Маиляном, нам показалось, что границы между гражданско-общественным содействием и правительственными действиями на другой стороне не такими четкие. Тем яснее стало для нас одно – дипломатом можно быть везде, это имеет мало общего с международным государственным признанием. Масис – это дипломат и он им остался, как заметитель министра международных дел и как политический эксперт. Представитель интересов своей родины. Он преследует очень сложную, но ппонятную цель – в его сегодняшнем положении видны попытки улучшить собственные возможности, вписываясь в те или иные обстоятльства.

Масис улыбается, когда отпусткает нас обратно в туман.