О проекте

Карта загружается. Пожалуйста, подождите.

Interview mit Dr. phil. Uwe Halbach: 52.498079, 13.321664
Interview mit Nino Lejava: 41.672912, 44.780273
Junge Friedensaktivist*innen: 40.388397, 49.866943
Junge Friedensaktivist*innen: 40.162083, 44.516602
Befreiung vs. Besetzung – Der Krieg um Bergkarabach aus persönlicher Perspektive: 40.409262, 49.867092
Befreiung vs. Besetzung – Der Krieg um Bergkarabach aus persönlicher Perspektive: 39.817805, 46.749851
Ağdam – Narben eines fernen Konfliktes: 39.993185, 46.994956
Aus Zinn und Plastik: 39.820139, 46.771932
Renaissance im Niemandsland? Zum Wahlkampf in Berg-Karabach: 39.829805, 46.759851
Leben an der Grenze: 40.031821, 46.878662
Masis Mailyan – Vom unbekannten Minister zum renommierten Politikexperten : 39.829805, 46.779851
Back to the Roots? Junge Menschen aus der armenischen Diaspora auf den Spuren ihrer Vorfahren: 39.759266, 46.749487
Interview mit Narine Aghabalyan : 39.766276, 46.749701
Zwei Generationen im Konflikt: 40.380290, 49.827461
Interview mit Heiko Langner: 52.519453, 13.394426
Interview mit Sascha Roth: 51.493675, 11.975269
Interview mit Ali Abasov: 40.371201, 49.847889

НАШЕ ПУТЕШЕСТВИЕ – ежедневные заметки.

Воскресенье, 29 марта
Прибытие в Тбилиси. После перелета в почти 13 часов, включая 8-часовую остановку в Стамбуле, мы, выбившись из сил, прибываем в Тбилиси. Владелец отеля забирает нас из аэропорта. После ужина мы подаем на кровать от усталости.

Понедельник, 30 марта
Рано утром мы едем в азербайджанское посольство, чтобы в последний раз попытаться получить визу для исследований в Азербайджане. И, посмотрите-ка, в отличии от Германии, здесь в Грузии все произошло намного быстрее, чем мы думали: только через четыре часа пребывания в посольстве мы выходим с обещанием получить визу через три дня. Сразу же после этого мы идем рассматривать город и есть в грузинский ресторан – кафе, в котором мы с официанткой единственные женщины. Гостеприимные и веселые грузины постоянно приглашают нас на шнапс. На этот вечер мы согласны, в конце концов, нодо же отпразлдновать день рождения Пауля.

Вторник, 31 марта
На следующее утро мы идем в азербайджанскую чайную. Придя туда, мы получили наш чай от молодой армянки, владелец же чайной – азербайджанец. Здесь можно мирно работать, пить чай и играть в нарды – политика кажется совсем неважной. В Грузии, в стране, которая предлагает место для нейтральной дискуссии о Карабахском конфлике, это возможно. Вечером мы встречает Ленни, владельца нашего отеля, и его подругу в таком баре, который можно было бы встретить и в Берлине-Нойкельне.

Среда, 1 апреля.
В среду мы встречаемся с Нино Лежава, руководительницей регионального представительства Фонда Генриха Белля в Закавказье. Получившееся в результате встречи интервью можно прочитать здесь. Кроме того, мы едем на вокзал, чтобы узнать о билетах до Баку.

Четверг, 2 апреля.
В надежде, что мы, наконец-то, получим на руки визу в Азербайджан, Лина и Лиза утром опять идут к азербайджанскому посольству: виза Лизы уже готова, виза Лины находится еще в обработке, ее можно будет забрать только к 16 часам. Так как ночной поезд в Баку отъезжает уже в 16.30, нам приходится еще на один день перенести наш отъезд.

После обеда грузинские студенты устраивают нам экскурсию по Тбилиси. Они показывают нам не только много церквей, но и мечеть города. Мулла рассказывает, что эта мечеть единственная во всем мире, в которой шииты и сунниты молятся вместе. После расспросов выясняется, что для такая практика имеет свою, (совершенно) прагматичную причину – во всем Тбилиси существует только одна мечеть. Вечером нас опять тянет в типичный грузинский подвальный ресторанчик. В этот раз наши соседи за столом приглашают нас попробовать домашнее вино, принесенное в больших пластиковых канистрах. Через полчаса мы составляем столы и знакомимся с помощью английского или русского, но, прежде всего, с помощью языка жестов. Нас потрясла открытость и гостеприимство, с которыми к нам относились.

The mosque in Tbilisi. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Пятница, 3 апреля.
16.00. Отъезд в Баку. Разгоняясь до 50 км/ч наш поезд едет к азербайджанской границе. Пока села и холмы проплывают мимо, мы (Лина и Лиза) знакомимся с людьми в соседнем купе. Эти трое учили стоматологию в Германии и дарят нам в качестве “неофициальных представителей” упаковку “патронов”. Они пригодились потом, когда спальный вагон нагрелся до 35 градуов. Наши запасы подтаяли, но семечки дежат свою форму.

В это же время в Текали
Мы, теперь это Елена и Пауль, обосновались этим солнечным утром в маленьком селе недалеко от границы с Азербайджаном под названием Текали. Здесь, в этом неказистом селе, в котором проживают азербайджанцы, уже несколько лет проводится мирный проект между армянами и азербайджанцами – небольшой по размерам, но большой по значимости. Хотя оба руководителя проекта с которыми мы уже говорили из Германии, сейчас не в Текали, мы хотим хотя увидеть это место. После волнующих скитаний на такси по соседнему селу, Мушвиг, “мэр” села, дружелюбно нас принял и тотчас же пригласил на чай с печеньем. Принесенные пасхальные яйца сначала привели к путанице, но потом, после короткого экскурса в пасхальную традицию, с радостью принял их. В настоящий момент в доме Мушвига находится офис проекта Текали – собственного здания в Текали у неправительственной организации Caucasus Center of Peace Making Initiatives нет.

Мушвиг хочет нам показать не только село, но и совершенно особенное место – “чтобы вы поняли, почему проект Текали проводят именно здесь”. От его племянника мы поехали на джипе через горы до той точки, где пересекаются границы Армении, Азербайджана и Грузии – “закавказский треугольник”.

После обеда Мушвиг ведет нас через село и приглашает нас потом в единственный ресторан в округе с сытной едой. Он много нам рассказывает об истории Текалиса, но также и о процессе Текали и его воприятии жителями села и участниками проекта. В конце-концов, мы были вынуждены позволить его расстроенному племяннику отвезти нас обратно в Тбилиси.
Благодарные и явно истощенные вылазкой в село, которое находится всего в часе езды на автомобиле от грузинской столицы, в котором карабахский конфликт влияет на жизнь людей там, вечером мы возвращаеся в наш хостел.

Mushvig and his nephew. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Суббота, 4 апреля
9.00. Прибытие в Баку. Первые впечатления от Азербайджана подтверждают клише: слева ряд списанных танков, справа башенный кран, между ними – прерии и стройки. После длинной поездки по предместью перед нами возвышаются величественные высотные здания центра – мы на месте. Когда мы выходим – нас приветствует толпа таксистов и плакат Гейдара Алиева в выше человеческого роста, вездесущий бывший президент государства. Что там написано, спрашиваем мы. “Он живет в наших сердцах” – отвечает один и горько смеется. “Потому что мы сейчас богаты из-за нефти. Хм, в любом случае, этого богатства я не вижу”.

14.00 в хостеле. После того, как мы надели гостевые тапочки и выпили приветственный чай, нам пора на первую встречу. Мы чувствуем себя практически секретными агентами, потому никто не должен знать, что мы направляемся в Нагорный Карабах. Для этого необходимо разрешение правительства, для которого нам следовало бы зарегистрироваться журналистами. Хотя в целом мы любим государственные учреждения, от обоих вариантов мы отказались. Теперь на станции „İçəri Şəhər“ мы ждем наш человека, которого мы не видели даже на фотографии. В конце концов, рослый мужчина спрашивает, не мы ли Лиза и Лина. Больше об Али Абасове в этом портрете.

В то же время Тбилиси
Мы решили запланировать себе день для написания тестов. Последний день в Текали были настолько насыщенный, что нам впервые понадобилось дополнительное время, чтобы обработать и записать информацию. Кроме того, мы хотели заказать себе жилье в Ереване и подготовиться к следующим интервью. После того, как мы со всем справились, мы еще раз встретились с тремя студентами исторического факультета из которых один, Гиорги, прекрасно говорит по-немецки. Все твердят, что Карабахский конфликт практически не влияет на повседневную жизнь. Чаще подчеркивается конкуренция – культурная, историческая, научная – с Арменией! В Нагорном Карабахе никто из них не был.

Photo: ©Lina Verschwele

Воскресенье, 5 апреля.
Мы хотели просто походить по городу, когда к нам кто-то обратился на немецком. Иван (имя изменено) живет, собственно, в Берлине. Сейчас он официально заканчивает свою службу в армии. На самом деле, он откупился. Пока его “служба” идет, он должен оставаться в Баку и проводить время в магазине ковров одного своего друга. Продавец ковров Бахтияр в 1992 году бежал из Нагорного Карабаха в Шушу. Его история здесь.
Позже днем мы встретили еще одного Бахтияра. Он тоже бежал из Нагорного Карабаха, и он тоже начала бы сразу паковать свои вещи, если можно было бы вернуться домой. Вот здесь и заканчивается сходство. Если первый втянул свою страну в войну, то второй занимается мирным процессом. Как до этого дошло, он рассказывает в интервью.

В это же время в пограничной зоне
На автовокзале в Тбилиси мы рано утром едем на маршрутке в Садахло, село возле пограничного пункта в Армению. После трех пересадок мы без проблем пересекаем границу (виза не нужна ни в Грузию, ни в Армению) и ждем Гиорги, руководителя проекта Текали, который нас пригласил на интервью в “свое село” в Армении. После продолжительного отдыха у недавно построенного приграничного пункта, который финансируется ЕС, Гиорги со своим другом Карен забирает нас в элегантную Ладу. Мы едем по замечательным ландшафтам и пышным горным поъемам, все вдоль границы с Азербайджаном, в маленькое село под названием Неркин Цахкаван. С недавних пор Гиорги живет здесь постоянно, чтобы быть рядом с участниками и участницами проекта Текали.

На мгновение у нас останавливается сердце, когда Карен спокойным голосом рассказывает: “Там находятся бункеры азербайджанской армии. Если мы будем ехать очень медленно, они будут в нас стрелять”. Но Лада довольно ловко заезжает на гору и в безопасности мы добираемся до села. После короткого обхода сельская молодежь приглашает нас на запеченную рыбу, только словленную из озера Севан. После трапезы Пауля настойчиво приглашают поиграть в футбол. Интервью же, напротив, по инициативе Гиорги было перенесено на следующий день. Совсем не расстроившись, мы быстро заснули в наших кроватях.

View over Nerkin Tsaghkavan. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

 Понедельник, 6 апреля.
Наш последний день в Баку. Мы берем интервью у Зардушта Ализаде, известного основателя партии и критика правительства. Потом нас охватывает паника: мы не можем найти кассу для автобусных билетов до Тбилисси. К счастью, нам помогает взрослый мужчина. В конце концов, путь очень простой – прямо до торгового центра, на два пролета по лестнице вниз, налево, 200 метров прямо, еще раз направо и опять вниз. В благодарность мы приглашаем нашего спасителя в закусочную. Почти случайно он вытягивает красную книжечку из сумки. Его паспорт ветерана. “Когда я его показываю, признание гарантировано. Поэтому я уже так выгляжу в свои 53 года”, говорит он, показывая свои седые волосы.

Photo: ©Lina Verschwele

В это же время: поездка в Ереван
Этим утром Елена и Пауль проснулись не как обычно от звонка будильника с мобильного телефона, а от кукареканья горного петуха – действенная альтернатива! Гиорги везет нас в Дилижан, где мы, запивая крепким кофе, ведем интервью о его участии в проекте Текали и его оценке развития конфликта. Когда Гиорги выкурил как будто уже двадцатую сигарету за сегодняшнее утро и мы закончили интервью, мы заходим в маршрутку и дремаем в армянской столице Ереване. Мимо озера Севан наши головы качаются от стука выбоен то вправо, то влево. В Ереване мы живем у Артака, украинского студента лингвистики, которого мы нашли на Couchsurfing. В Нагорном Карабахе он был только однажды с армянскимим друзьями – “для штампа в паспорте и, честно гововоря, чтобы погулять и выпить…”

Georgi during his favorite occupation. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Вторник, 7 апреля
В Ереване сегодня мы встречаемся с Луизой, второй “головой” проекта Текали. Она объясняет нам их идеологию и подбадривает нас и дальше заниматься темой после публикации блога. Вечером мы встречаемся с Сюне, журналисткой из Еревана, которая работает в армянском информационном агентстве. Сейчас у нее очень много дел – скоро празднества в честь 100-летней годовщины армянского геноцида и в редакции хотят от нее узнать, что об этом думает иностранная пресса. Несмотря на занятость, она дает нам несколько важных советов и последние контакты для пребывания в Нагорном Карабахе. Вскоре после этого в Ереван приезжают Лина и Лиза и мы теперь уже в полном сборе. После совместного ужина мы обсуждаем ситуацию и планируем следующий день в штаб-квартире Еревана, то есть в гостинной Артака, которая больше похожа на палаточный лагерь.

Interview with Luiza. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Среда, 8 апреля
Последний день в Армении, предже чем мы отправимся в Нагорный Карабах. Нам предстоят дальнейшие интервью. Утром Лина и Елена встречаются с Гегамом Багдасаряном, известным журналистом и бывшим депутатом де-факто парламента Нагорного Карбаха. Вечером Лиза проводит интервью с карабахским армянином и политологом Арменом Григоряном, а Елена встречается с Ваграмом Согомоняном, политологом и сотрудником немецкого посольства в Ереване.
В это же время Пауль отправляется на встречу к некоторым членам Federation of Youth Clubs of Armenia, у которых есть несколько вопросов к нашему проекту и которые деляться контактами в Степанокерте. Лина заботится о последних приготовлениях к завтрашней поездке. Вечером мы знакомимся с Татев и Римой, двумя студентками, которые хорошо разбираются в конфликте и принимали участие в проектах, с целью лучшего понимания между Азербайджаном и Арменией на гражданском уровне. Татев пишет об этом как раз свою научную работу о Нагорном Карабахе.

Четверг, 9 апреля
8.00. На такси до главного вокзала. Там наш багаж прикрепляют на крышу маршрутки и мы ждем, пока маленький автобус заполнится. Перед нами сидит молодой солдат в форме. Его отец привел его на автобус, языком жестов они общаются через закрытое окно. Отец показывает сыну, чтобы он лбом уперся в окно и целует его так. Чувствуется, что, как будто он отпускает своего сына на войну. Дорога в Карабах утомительна, плохие дороги, много поворотов через горы, между тем мы должны останавливаться для людей, которые плохо себя чувствуют от тряски. Водитель автобуса не кажется впечатленным. На границе мы должны выйти и показать паспорта. В Степанокерте это происходит по требованию приграничников. Спустя полчаса мы там получаем визу на отдельном листке, у которого на обратной стороне клейкая пленка. Нужно решить, вклеиваем мы ее в свой паспорт, чтобы наверняка усложнить себе въезд в Азербайджан в будущем, или нет. Вечером мы встречаемся с Сюзанной, известной на весь город организатором широкого профиля, в Arzakh Youth Development Centre. Она нам предлагает помощь на месте (мы сомневаемся). Но в этот вечер мы с радостью принимаем помощью Сюзанны, она организовывает нам летний домик. Хостелов в Нагорном Карабахе нет.

Crossing the inofficial border between Armenia and Nagorno-Karabakh. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Пятница, 10 апреля
Утром мы едем с группой местных студентов в Нор-Марагу на памятное празднество в память о резне, которая произошла во время Карабахской войны. О наших впечатлениях в этот день и разговоры с пережившими вы можете прочитать в следующем репортаже здесь. Мы встречаем также Алану, которая предлагает нам ночевать с воскресенье в Шуше. Она – армянский доброволец из организации Birthright Armenia из США. На следующие дни мы уже запланировали экскурсию и другие мероприятия в Шуше, “культурной столице” Карабаха, так что мы с радостью принимаем предложение.

Shushi. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Суббота, 11 апреля
Днем Елена и Лиза посещают пресс-клуб – независимый союз журналистов. Разговор с Масисом Маиляном, политиком и редактором, вы сможете прочитать здесь. Пауль и Лина говорят с президентом парламента о Нагорном Карабахе. После этого мы вместе едим наш первый “Yingyalov Hac“ – хлеб, по разным данным содержащий от 20 до 50 различных трав, и национальное блюдо из Карабаха. После обеда мы посещаем новую оппозиционную партию “Национальный Ренессанс” и обсуждаем избирательную кампанию.

Вечером мы празднуем день рождения Лины. Баров нет, поэтому мы остаемся дома. Единственный клуб страны уже закрылся, когда мы пришли туда в пол первого ночи.

The market in Karabakh. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Воскресенье, 12 апреля
Вторая часть нашего пребывания в Нагорном Карабахе начинается с поездки на маршрутке по серпантинам Степанакерта в Шушу. Там мы хотим переночевать у Алана, добровольца из США. У Лина день рождения и, собственно, мы хотели сегодня после двух недель длительной программы ничего не делает касательно проекта. Но не проходит и 2 минут как мы впутались в разговор на английском, русском и немецком с популярным Саро и его другом, солдатом в отставке. Первый во время войны в начале девяностых годов, сбежал из Баку в Нагорный Карабах и на сегодняшний момент считается экспертом в (армянской) истории Шуши в регионе. Второй же наслаждается своими воспоминаниями о жизни в ГДР, когда он был молодым солдатом Советской армии и располагался там годами. То ли с гордостью, то ли иронично он показывает нам свое плечо, на котором есть татуировка тех времен. Когда мы добрались сквозь холодный туман в квартиру Алана – ветхой но уютной – нас приняли среди бесценных предметов интерьера не только Алан, но и Севан из Калифорнии, а также итальянка и чешка, которые тоже нашли Алана через Couchsurfing.

Все очень проголодались и мы скоро с Севаном и Арто, еще одним молодым знакомым из Ливана, сделали что-то похожее на кебаб, а также чай, возможно немножко шнапса. В первом баре уже было все раскуплено (хотя мы были единственными гостями уже несколько дней). Но второй бар, который очень популярен летом, принял нас приятной атмосферой, фантастическими домашними заготовками, диско-музыкой из девяностых, охапками искусственных цветов и военной сатирой в телевизоре. Мы обсуждали схожесть Нагорного Карабаха и Израиля: что собственно означает “Святая земля”? Вернувшись в квартиру Алана, мы провели вечер с местным вином, американской музыкой, чешскими шутками, немецким шоколадом и интернациональной игрой в карты. Больше об Алане, других добровольцах и их причинах приехать в Нагорный Карабах вы узнаете в этом репортаже.

Понедельник, 13 апреля
Лиза и Пауль идут пешком по мокрому снегу в Министерство культуры, чтобы там поговорить с уполномоченным министром. Наш новый друг Артo переводит. Лина и Елена едут в музей пропавших без вести солдат, чтобы там поговорить с Верой, матерью солдата, известной далеко за пределами Нагорного Карабаха. Настроение в Степанакерте немного гротескное. К плотному туману добавились еще сильный ветер и потоки дождевой воды. Внезапно кажется, что забетонированный, вычищенный и современный город утопает в хаосе. Канализация полностью перегружена из-за непогоды. Но метровая световая реклама избирательных кампаний непоколебимо изменяет свои плакаты каждую минуту.

После обеда часть группы едет город-призрак Агдам. Другая часть пытается запечатлеть предвыборную кампанию и вездесущие демонстрации самостоятельности и государственности. В результате получаются фотографии предвыборных кампаний, передвигающихся участки для голосования, таблички на входах разных министерств, академий и общественных учреждениях, которыя почти все начинается со слов “Официальный” и заканчиваются на “Нагорного Карабаха”. Опять в квартире Алана (Шуша) мы переживаем культурную кульминацию нашего пребывания в Нагорном Карабахе: вдесятером мы играем на ударных, гитаре аккордеоне и разными голосами поем песни разных стран. Домашнее красное вино в пластиковых бутылках, сделанное в маленьком магазине напротив, делает свое дело – нам всем становится жарко. В этот вечер мы мало думаем о кровавой истории и распространенной безнадежности этого места.

The ghost town Agdam. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

Вторник, 14 апреля
Пауль и Елена сегодня приглашены на интервью со слепым пресс-секретарем премьер-министра Артаком Бегларяном. Интервью организовала молодая женщина, которая держит на замке свой Фейсбук-аккаунт, а также заботиться о том, чтобы у всех гостей был доступ к свежим фруктам, вместо обычного печенья. Собеседнику столько же лет как и нам, он впечатлил нас свом ясным виденьем проблем. То, что он еще школьникам младших классов потерял зрение из-за мины, не удержало его от того, чтобы бороться словом и делом за Нагорный Карабах, свою страну, чтобы она однажды стала признанной и уважаемой демократией. Лина и Лиза в перерыве между интервью и экскурсией по городу встречаются с Саро, беженцем из Баку (см. 12 апреля), который сейчас возглавляет собственную неправительственную организацию в Шуши. Вечером Пауль и Елена описывают предвыборную работу молодой партии “Национальный Ренессанс”, пока Лина и Лиза разговаривают с участниками курса английского языка в Молодежном центре Степанакерта и раздают анкеты, которые ученики с радостью заполняют. На вечер мы себе ничего не планируем. Следующим утром мы хотим выехать в 7 утра на автобусе в Степанакерт, чтобы выехать оттуда ровно через 8 часов в Ереван.

Location of the election ampagin in Stepanakert. Photo: ©Paul Toetzke

Photo: ©Paul Toetzke

 Среда, 15 апреля
В переполненном транспорте, то ли автобусе, то ли маршрутки, мы едем солнечным днем по горам и долинам мимо оюширных незастроенных территорий, сосредоточения спартанских застроек, необычно много маленьких заправок. Время от времени мы останавливаемся на свободных участках, чтобы принять пакеты, коробки и метлы, или чтобы выпустить пассажиров нанадолго (тех, кому стало плохо) или насовсем (тех, кого радостно ждут). На границе мы должны были все вчетвером (единственные иностранцы на борту) опять ненадолго выйти, чтобы показать наши паспорта и визы.

Когда ранним вечером мы, уставшие, приезжаем в Ереван, нас всех скоро накрывает неопределённая легкость… здесь начинается он – заключительный этап нашего путешествия. Для этого мы для начала встречаемся с Артаком, хозяином Couchsurfing, в парке (см. 6 апреля). Потом мы движемся дальше и наслаждаемся обозримыми ландшафтами Еревана. После шести интенсивных и насыщенных тяжелый в Нагорном Карабахе, мы радуемся радостной весенней оживленности армянской столицы.

Четверг, 16 апреля
Следующим утром мы идем на “охоту за сувенирами”, но почти ничего не находим – прежде всего потому, что, как в Грузии, так и в Армении трудно достать, как их называют, “традиционные” кофейники. Ранним вечером мы садимся в многоместное такси – последняя маршрутка в Тбилиси, вопреки информации, которую мы получили, отъехала уже много часов назад. Злость по поводу дополнительных расходов уже улетучилось до того как мы пересекли границу города. Иранский дипломат непрерывно предлагает нам фрукты и печенье (на прощание он скажет, если мы когда-нибудь приедем в Иран, он всегда будет нашим услугам). Почти беззубый грузинский водитель – настоящий остряк. Он часто будет останавливаться, чтобы мы могди сделать фотографии или смогли спокойно полюбоваться захватывающими дух видами. Его спутница, миловидная немного полная женщина средних лет, единственая могла говорить в машине на армянском, и переводила нам, например, метровые вывески, которые мы видели, когда проезжали на высокой скорости миом лагеря армянской армии, недалеко от линии прекращения огня. Озеро Севан, одно из красивейших горных озёр Армении, находится в километрах от нашего пункта назначения. Наряду с его красотой, он также знаменит своей вкусной рыбой, так что следующие три раза мы останавливались для того, чтобы водител и русская смогли купить лучшую рыбу за лучшую цену. Солнце светит с неба и мы светимся тоже – как нам повезло, что мы сели в это такси. Около 21 часа мы прибыли в Тбилиси.

Пятница, 17 апреля
Весна! В майках и солнечных очках мы завтракаем на крыше хостела. Лина и Пауль осмелились посетить парикмахера – результат нас порадовал, Лиза и Лина подписывают последние и первые открытки. После обеда мы делаем еще один круг по знаменитому рынку на автовокзале. Незадолго до отъезда домой, мы узнаем, сколько настоящих сокровищ находится в пестрой горе вещей. Общая площадь 400 квадратных метров в подвальном помещении. Подземный мир существует наперекор любым правилам пожарной безопасности, что заставляет сердце любого охотника за мелочами биться быстрее. Вечером мы решаем не идти в труднодоступный сероводородный источник, в котором с друзьями можно снять отдельные кабинки и даже устроить Пикник. Вместо этого наш последний вечер мы проводим в милой компании там, где мы начали свой день, – на крыше.

Суббота, 18 апреля
День начался для нас с нескольких ужасных минут в 5 утра – через два с половиной часа взлетает самолет Елены, но заказанный за день такси не приехало. Но прошло немного времени, появился Ленни, поругался немного (со своим другом, таксистом), взял свой телефон и позвонил своему другому другу, тоже таксисту. Не прошло и десяти минут как Елена резко опомнилась и уже мчалась в направлении аэропорта. Лина, Лиза и Пауль отправились в путь через несколько часов. В тот же вечер мыопять увиделись в Берлине – в квартире Лизы началась вечеринка. Так быстро все прошло и мы опять вместе в другом мире. В конце путешествия, но в начале попытки выразить пережившие на бумаге.